vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
Качество жизни - Лев Данилкин - Алексей Слаповский

Качество жизни - Лев Данилкин

«Меня звали Кимом Шебуевым, Максимом Панаевским, Ольгой Ликиной и Вероникой Темновой. Писал я романы любовные, детективные, любовно-детективные и детективно-любовные. Нет фразы, которую я не смог бы разболтать на страницу, нет сюжета, из которого я бы не сумел соорудить книгу». У 46-летнего литературного негра Анисимова закручивается роман с девушкой-»теледивой»; махинациями светских хроникеров и имиджмейкеров он ненадолго превращается в мэтра и бестселлермахера З.Асимова. Пока смешно (а смешно довольно долго: стилистические гэги с цитатами из фантомных авторов развеселят даже и человека, который увидел обложку этой книги), не обращаешь внимания, что «Качество жизни» больше похоже на сценарий комедии конца 80-х, с Панкратовым-Черным, чем на роман-романыч от человека, который все ж таки три раза играл в букеровских финалах.

Кто уже держал в руках пузатые томики Слаповского, тот знает (а кто пока еще нет — узнает; за старые вещи саратовского маргинала всерьез ухватилось ЭКСМО, умеющее поставить под ружье мильон читателей), что в его текстах существует проблема медленного прокола: пока читаешь все эти анекдотцы и историйки, кажется, что лучше уж и быть не может, а как книжке конец, так на вопрос — зачем мне все это рассказали? — слышишь лишь какое-то инфантильное ку-ку.

Однако ж эта пустотелость не мешает Слаповскому слыть одним из самых интересных, по проницательному замечанию газеты «Известия», современных прозаиков. У него есть оригинальная интонация (простодушная самоирония), тип героя (негнилой интеллигент), репутация (выдумщик и чуть ли не постмодернист), библиография из нескольких десятков текстов («Анкета», «Я — не я», «Второе пришествие», «День денег») и коллекция критических вердиктов («открытие 90-х», «самый мейнстримный автор 90-х», «самый искренний голос современной провинции»), которой позавидовал бы и В.О.Пелевин. Сюжеты у него с огоньком, диалоги на пять с плюсом, а уж интонация рассказчика по степени суггестивности приближается к ронхаббардовской. Совсем неплохо, и судить об этом можно хотя бы и по «Качеству»; плохо то, что даже и газета «Известия» не в состоянии внятно объяснить нам — что Слаповский хочет сказать своими «плутовскими романами». Предполагается, что за него говорит провинция, интересничает саратовская селяви; здесь следует кивать с пониманием и не задавать лишних вопросов.

Штука, однако, в том, что «Качество жизни» — роман московский. Саратовский патриот с наступлением нулевых отчалил в столицу, однако его «провинциальная» непосредственность никуда не делась. Так что такое «Качество жизни»? Если это сатира на мир издательского бизнеса и телевидения, то почему такая беззубая? Если портрет художника в эпоху телесериалов, то почему такой трафаретный? Наверное, так могла бы выглядеть ироничная исповедь или даже автокарикатура писателя Слаповского, который сначала был патентованным провинциалом и марионеткой тоталитарного немзеровского режима в литературе, а затем рванул в масскульт и обернулся успешным столичным телесценаристом. Могла бы; но примерно на двух третях объема книги роман вдруг вылетает с трассы: дальше начинается «Кое-что для себя» — горсть новелл Анисимова или просто фрагментов его литераторской деятельности. Оказывается, «Качество жизни» — не роман, а «книга»: болванка романа плюс прицеп из малых форм; и даже и не столько про Анисимова, сколько про жизнь вообще. Опять ни одна коллизия не разрешается: нам просто предлагается снова окунуться в кишащий интеллигентными микроорганизмами поток жизни.

Слаповский в самом деле очень одаренный беллетрист и уж конечно, судя хотя бы по старой «Анкете», в состоянии справиться с романной инженерией любой сложности. Другое дело, что герметичные, изолированные романные галактики — не его тип конструкции. Он не способен держать в тексте давление и запас кислорода, при которых может существовать большой романный персонаж. Рабочее пространство Слаповского — жизнь вообще; его герои — совокупность организмов, живущих в толще жизни и переносимых силой тяжести течения; его жанр — сериал, телевизионный или литературный. И пусть Слаповский никогда не сочинит «Моби Дика», но зато у него в активе — «Участок», «Пятый угол», «Остановка по требованию»: тонны персонажного планктона, в кишении которого виден если не смысл, то во всяком случае приятное глазу кинетическое плутовство. И в этом смысле «Качество жизни», безусловно, можно рекомендовать даже и тем, кто никогда не стал бы читать Шебуева, Темнову, Ликину и Панаевского.

Л. Данилкин, Афиша, 2004 г.