vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
Поход на Кремль - А. Номад - Алексей Слаповский

Поход на Кремль - А. Номад

«Поход на Кремль», Алексей Слаповский

Алексей СлаповскийВот, казалось бы, давно пора: «роман-гипотеза, вариант развития событий, когда с одной стороны народ, а с другой — власть». Именно так преподносят книгоиздатели свежий, с пылу с жару (московского злободневного) роман знаменитого Алексея Слаповского «Поход на Кремль» с заманчивым подзаголовком «Поэма бунта». Но тут уже закрадываются подозрения, потому как про автора давно понятно: очень талантливый и очень разносторонний беллетрист. Четырежды финалист (с романами «Первое второе пришествие», «Анкета», «День денег» и «Качество жизни») премии «Букер» и один из ключевых сценаристов отечественного телевидения («Участок», «Остановка по требованию» и пр.). Настолько мастерски умеющий рассказать о чем угодно, что просто неудобно требовать от него довести рассказ до связующего, «зачем это все», конца. Зато разбуди Слаповского посреди ночи — он наверняка придумает с дюжину фактурных типчиков и очаровательный сюжет под них. Очарованности гарантированно хватит до рассвета.

Что по части персонажей, то в новой книге писатель явно расправил крылья своей самой мускулистой музе. Не то, что дюжина — не сосчитать. Выловленные из лавинообразной толпы, текущей на Кремль со всех сторон столицы. Они-то, эти бесчисленные, но выпуклые, даже если на них затрачено не больше строчки, герои «Похода на Кремль», и несут на себе этот без пробуксовок динамичный и до неотрывности увлекательный роман. Итак, что же случилось? Молодая шумная компания, празднующая выход книги стихов студента Димы, не угодила трапезничающему за соседним столиком чину, и друзья оказались в отделении милиции, где сильно возмущенного виновника торжества по неосторожности убивают. Весть о забитом ментами поэте и его непреклонной матери, которая с покойным сыном на руках ищет правды то в покрывающем сотрудника отделении, то в прокуратуре, а потом и вовсе отправляется за справедливостью в Кремль, разлетается по всей Москве. С помощью блоггеров, вечно ищущих повод оппозиционеров, плохо владеющего русским языком корреспондента радио «Свобода» — в общем, по всем правилам сломанного телефона. И вот народные массы настолько широкие, что никаких омоновцев и бронетранспортеров на них уже не напасешься, хлынули на Красную площадь — с весьма размытыми целями, от свержения режима до похорон сантехника в Мавзолее «Ленина выкину, а брата положу!».

Вообще, можно бесконечно долго писать, КАК это все устроено: чуткие диалоги, точные детали, почти невероятная, при всей сложносочиненности конструкции, простота и легкость, без единой фальшивой нотки интонация. Прямо-таки оголтелый профессионализм писателя. Но если сформулировать вопрос по-другому, ЧТО устроено, то тут с точными замерами дела обстоят куда сложнее. С одной стороны, «Поход на кремль» — это фарс на правах сатиры, зеркало, развернутое в зал. Достается всем и по все стороны нагроможденных повсеместно баррикад: либералам и государственникам, честным пенсионерам и продажным чиновникам, гостям с Кавказа и националистам, труженикам и мироедам, москвичам и понаехали, гопникам и карьеристам из органов. В каждой отдельной сценке, от бегущего за опохмелом мужика до экстренного заседания правительства, содержится потенциал для создания панорамной модели современного российского общества.

Но в том-то и проблема, что в совокупности своей эти изящные выжимки из нашего с вами сегодня — это просто сумма частей. Алексей Слаповский иллюстратор, а не аналитик, и вглядываться в получившийся холст одно удовольствие — если не пытаться заглянуть за него. Того Главного и Большого, что больше самой картины, какое бывает в хороших сатирах, в «Походе на Кремль» нет. Впрочем, эта двухмерность холста не бросается в глаза, она как бы совершенно естественно с авторской позицией сосуществует. Бессмысленный и беспощадный, по Слаповскому, произносится с ударением на первое слово. «Я сейчас им всю правду скажу» — хотя не понимал, какую именно правду он хотел сказать«. Никакого толку, никакой общности, параллельные линии, даже сбившись в кучу, все равно не пересекутся: «Трибуны безмолвствовали, и народ безмолвствовал, и люди между собой хранили молчание: им нечего было сказать друг другу». Вполне понятная позиция, конечно, но еще и очень удобная: если нигде ничего не соприкасается и не искрит — то и договаривать до конца не требуется.

Алексей Номад