vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
2011. ИНТЕРВЬЮ ПОСЕТИТЕЛЯМ САЙТА БОЛЬШОЙ КНИГИ - Алексей Слаповский

2011. ИНТЕРВЬЮ ПОСЕТИТЕЛЯМ САЙТА БОЛЬШОЙ КНИГИ

- Драматургия и литература – это все же различные творческие направления, кем вы сами считаете себя – драматургом или писателем?  // Зарина

Вообще–то драматургия – часть литературы. Пьесы Фонвизина, Грибоедова, Пушкина, А.Н. Островского, Чехова, Горького и т.п. изучаются в школьной программе на уроках именно литературы. Правда, 20–й век, век режиссерского театра, сделал многое для того, чтобы низвести драматургию до уровня материала, повода для режиссерского высказывания. Общее отношение современного театра к драматургам в лучшем случае снисходительное, очень часто – пренебрежительное: перекраивают и переделывают как попало.

Литератор, писатель может иметь разные специализации: драматург, прозаик, поэт, критик, эссеист… . Я часто вижу в титрах под своим изображением в телевизоре: «драматург, писатель». Это все равно что «прозаик, писатель». Если уж точно, писать надо: «прозаик, драматург, сценарист»

Но я отвлекся. Драматургия и проза (так правильно ставить вопрос) отличаются разными системами образного мышления и видения. В пьесе автор все отдает героям, «прячась» за них, за их диалогами. В прозе полноправен авторский голос. Иногда только он и есть. Драма требует большей концентрированности и наглядной остроты конфликта. Проза позволяет включать себя описательные, лирические моменты, не обязательно сталкивая персонажей лицом к лицу. У некоторых авторов эти две специальности сочетается. В частности, и у меня. Но, работая над пьесой и романом, я ставлю разные задачи.

- Не бывает ли вам некомфортно или неприятно, когда вы смотрите экранизации своих сценариев? Всегда ли вы удовлетворены тем, как удалось их поставить ваши пьесы?  // Эмануэль

Бывало и некомфортно, и вообще страшно: кто это написал? Но нет идеальных экранизаций и постановок. Режиссер может попасть в сценарий, в пьесу, а может и не попасть. Когда попадает, я радуюсь, когда мимо, раньше огорчался, теперь равнодушен. Я свое дело сделал, написал текст, мне за него не стыдно. Остальное – не ко мне.

- Книги каких авторов Вы сами читаете? // Анна

Поскольку филолог по образованию, то прочитана вся классика. Многое актуальное из зарубежной литературы – чтобы знать. Читаю современников, с интересом – Славникову, Буйду, Маканина, Солоуха, Иванова, Сорокина, Катишонок, Зайончковского, Прилепина, Иличевского, Геласимова… Именно с интересом – это не значит, что всё обязательно нравится. Много кого читаю, в общем. Есть те, кого читаю без интереса, а кого вообще считаю писателями по недоразумению.

- Когда Вы начинаете писать произведение, имеете ли Вы определённую концепцию, которой следуете по ходу написания? Или Вы импровизируете в процессе написания? // Дмитрий

Концепция – да. В общем виде. Настрой. Настроение. Какая–то боль – где–то внутри тебя. Или радость – но тоже не совсем понятно, где и отчего. Потом возникает начало истории. А как она повернется, узнаю уже в ходе написания. Примерно с середины книги возникает ощущение, что ты ничего не придумываешь: остается только записывать уже происшедшее. 

- В каких жанрах Вам бы хотелось себя попробовать, а какие для Вас абсолютно неинтересны? // Антон

Долго вспоминал, в каких жанрах я себя не пробовал. Не вспомнил. В той или иной форме я пробовал все.

Добрый день! Расскажите, пожалуйста, над какими произведениями Вы сейчас работаете? // Виктор

Сейчас готовлюсь писать сценарий для телевидения, где герой – этакий современный Мышкин или Дон Кихот. Не вполне нормальный среди нормальных. По ходу действия должен возникать вопрос: кто, собственно, ненормальный? И зреет замысел веселой книги. Очень хочу написать веселую книгу.

Как Вы понимаете, что работа действительно удалась? // Алина

Внутреннее самоощущение, самооценка. После написания нравится, как правило, все. Через неделю или месяц начинаются сомнения. А потом, бывает, некоторые книги или пьесы просто ненавижу. В любом случае я никогда не бываю доволен на все сто и считаю, что лучшая книга еще не написана.

- Насколько серьезно вы относитесь к получению новой литературной премии? Что для вас значит признание коллег по цеху? // Анастасия

Обычно спокойно. «Чины людьми даются, а люди могут обмануться». То же касается и премий. Я много читал опремиаленных книг, горько удивляясь. Бывает, дают и по справедливости. Главный плюс в премии то, что она возбуждает у читателей интерес к книге. А писателю, кроме этого, ничего не надо. Чтобы читали.

- Считаете ли вы, что в России сегодня достаточно разнообразие литературных премий и все литераторы, которые этого заслуживают, по заслугам и вознаграждаются? // Глеб Жиглов

Никто никогда не составит точный список людей, достойных той или иной премии. С одной стороны, на всех заслуженных (особенно таких кто сам себя считает достойным – или его друзья) премий не напасешься, с другой – премий у нас явно больше, чем заслуженных премирования писателей. Короче, премий всегда слишком мало и всегда слишком много. Как посмотреть. Я–то считаю, что лучше меньше, да лучше: десять, но авторитетных и заслуживших добрую репутацию своей объективностью.

- Верите ли вы в Бога? Если да, то помогает ли вам это в творчестве? // Мария

Я агностик и мне это очень помогает в творчестве. Я иногда даже не понимаю, зачем пишут люди, верующие в Бога: они ведь нашли все, что хотели. Видимо, теперь они ищут связь людей с Богом. А я – связь практического человека с тем идеальным Я, который внутри него. Т.е. на самом деле мы занимаемся одним делом: конфликтом сущего и идеального. Просто идеальное понимаем по–разному.

- Не надоело ли вам писать, всего ли вы достигли как литератор, и нет ли желания отказаться от писательского труда и заняться чем-то совершенно другим? // Екатерина

Если я перестану писать, я потеряю смысл жизни. Заболею и умру. Это мой способ существования. Хотя все остальное тоже есть. Писательство – мой ковчег. Главное плыть, но время на обычную жизнь остается. И если заплачет ребенок, приспускаю паруса. Ковчег подождет, ребенок нет.