vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
Интервью Бенецкому - коротко обо всем - Алексей Слаповский

Интервью Бенецкому - коротко обо всем

2005 г.
ИНТЕРВЬЮ С. БЕНЕЦКОМУ
(ФРАГМЕНТЫ)

Что на очереди, книга или сериал?

И то, и другое. Продолжаю работу над «Участком». Это не просто «Участок-2», а совершенно другая история с теми же персонажами и полюбившимися героями. Мне неинтересно делать одно и то же, поэтому в новом фильме будут большие неожиданности, да и рабочее название говорит само за себя: «Участок под угрозой».

Неожиданности сюжетного или жанрового характера?

Скорее жанрового, потому что это будет больше комедия, чем детектив. Конечно, комедия с признаком печали и тревоги – угроза-то все-таки есть. Самое важное, что есть в «Участке» - это мир, созданный нами и называемый Анисовкой. Поэтому для меня самое главное – сохранить персонажей. Но при этом не будет участкового милиционера в исполнении Безрукова.

По производственным или личным причинам?

Тут как-то сошлось то, что и Сергею неинтересно продолжать то, что он уже делал, и мне. Ведь это раньше так было: появился образ Анискина – и делали один фильм, второй, третий. Занятно конечно, но в творческом отношении не очень увлекательно, потому что меняется сюжет, а характер остается абсолютно таким, каким он появился. Интереснее когда что-то движется, что-то меняется. Поэтому в «Участке под угрозой» появится совершенно другой персонаж. Не участковый, а личность во многом загадочная. Что это за человек, откуда он появился и чем занимается – все станет ясно из фильма.

Поиск героя и личности – тема особенно актуальная сегодня в кино?

Это всегда было актуально. Героя искали то положительного, то отрицательного, то требовался герой, который действует, то герой, который занимается рефлексией. Мне интересны разные герои в разное время. В «Участке под угрозой» передо мной не стояло творчески идеологических задач, мне нужен был конфликт, конфликт без которого нет драматургии. Есть конфликт – все движется, все работает и играет. Вот и появился этот герой в виде конфликтной личности. Загадочный. Я полагаю, до конца сериала не будет понятно, кто же он такой и какова истинная цель его появления. При этом мы сохраняем свой изначальный принцип – в каждой серии будет рассказана своя маленькая история, потому что мы будем наших героев женить, разводить, ссорить, мирить – все как в жизни.

Сейчас в сериальной продукции растет ли конкуренция качества?

Ну, прежде всего, растет конкуренция количества. Сериалов становится все больше и больше. На наших глазах на телевидении происходит то же самое, что и в книгоиздательстве: отечественная продукция вытеснила иностранную. Считается, что отечественное мыло лучше уже потому хотя бы, что оно отечественное. Мы поддерживаем своего производителя, когда его товар… потребляем. Хотел сказать «хаваем», но это все-таки неприлично как-то, тем более что я не считаю себя «мыловаром». Да, количество играет свою роль, качество – тоже, но не в такой степени. Все равно конечно сериал остается продуктом облегченным и адаптированным. Есть трехмерное пространство, а сериал остается пространством двухмерным, и по-другому быть не может. Даже по техническим причинам – потому что хоть снимай на видео, хоть на «кодак», разница, я бы сказал, не упоительная, разница всего-навсего в некоторых параметрах внешнего качества. Потому что производство сериалов в принципе экономно и аскетично, оно не предполагает репетиций или установки света на каждом кадре. В сериале говорят, как правило, больше. Следовательно, на диалог ложится гораздо больше ответственности Поэтому я чувствую на себе как на сценаристе большую ответственность, так как в сериале от текста зависит гораздо больше, чем в кино. В кино это можно двадцать восемь раз исправить и выверить, а приходит режиссер, и все переписывает под себя..

Какое значение имеют западные деньги и идеи в производстве сериалов в России?

Для меня никакого, потому что я с этими проектами не связывался. Я знаю, что бывают проекты, формат у которых абсолютно западный, и даже сценарий пишется там, просто какие-то слова, реалии заменяются нашими. Тут у меня есть только одно наблюдение: оказывается, несмотря на различия в менталитете и уровне жизни, жизнь у них и у нас в чем-то глобальном похожа. Оказывается, нечто, написанное, скажем, американскими сценаристами, можно сделать и с нашими героями. Правда это по преимуществу замкнутая ситуация какой-то отдельной семьи, и конечно это ни в коем случае не серьезная тема. Это на самом деле так называемое «мыло», комедия облегченного типа. Я бы не сказал, что мне это очень нравится, потому что это жвачка в чистом виде.

А что с книгами?

1-го марта по графику выход новой книги, романа «Они». Кто они, эти «они»? Из романа узнаете.

Тогда уж надо дальше писать романы «Мы», «Она», «Ты».

В самую точку. И в итоге – роман «Я». Так, между прочим, и задумано. Стремление к подобным проектам не у меня одного. Погоня за модой? Не знаю. Может быть, попытка классификации, упорядочения… Попытка собрать воедино сознание, которое на глазах трещит по швам. Свое сознание в первую очередь. Я же для самого себя книги пишу. Это сериалы – для людей. Сказал вот сейчас почти наугад, понимаю при этом, что сказал чуть ли не глупость, но давайте оставим. На то и интервью: не только умным казаться, но и говорить впопыхах ерунду. И может оказаться: ерунда-то не ерунда, а умное как раз – глупость. Возвращаясь к теме, и сериал может оказаться вещью, и книга дрянью. Но хотелось бы и то, и другое делать хорошо.