vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
Интервью о религии и жизни - Алексей Слаповский

Интервью о религии и жизни

2008

Интервью газете «Взгляд»


- Алексей Иванович, скоро Пасха. Вы можете вспомнить свое первое детское впечатление об этом празднике. Самое первое.  

Немного странно спрашивать про Пасху у атеиста…

- Но детские воспоминания есть, наверное, даже у атеиста

Есть. Но… скорее негативные. Я был в гостях у бабушки. Еще до школы, лет шесть мне было. И какие-то детишки позвали меня христосоваться. Я толком не понимал, что это такое, но пошел. Выяснилось, что они ходят по домам и просят копеечки и еще чего-нибудь.
А я тогда не знал, что такое настоящая бедность. Ну, вы понимаете, для моего детского сознания все были равны, жили на самом деле все бедно, но считалось – нормально. И так случилось, что в этот день я получил свое первое впечатление о настоящей нищей бедности. Мы вошли в какой-то дом. Там были голые стены, голый стол без скатерти. Какие-то некрашеные табуретки и много икон. Нас встретила худая женщина с землистым лицом. Она нас специально ждала. Почему-то причитала и плакала. Что там за горе у нее было, я не знаю, но было тягостно и я хотел уйти. Это едва ли не первые мои впечатления, связанные с религией. А потом было занятное продолжение. Когда мы вышли за нами погнались юные пионеры. Они тоже жили в этом поселке (в Поливановке). Последнее, что я помню - как мы садами и огородами от них убегали. С одной стороны  - мои поливановские друзья, которые умели христосоваться и «славить», какие-то специальные слова произносили, с другой -  пионеры. Их я любил еще меньше. Вот вам абсолютно советский опыт.  

- А если посмотреть на это с другой стороны? В таком юном возрасте, за один день вы узнали, что такое бедность, испытали сострадание к женщине, а потом еще и претерпели гонения за веру. Бесценный религиозный опыт

Ну-у…(смеется). Можно, конечно, и так трактовать. Но первое впечатление - что с религией связано что-то убогое, нищее ... А следующее впечатление было гораздо позже и тоже на Пасху. Мы с моим приятелем зашли в церковь, в Троицкий собор. Там не было бедности, а наоборот – золото и благолепие. Товарищ мой, крепко выпив до этого, стал вдруг истово креститься – в грехах каяться. Придуривался он на самом деле. Старухи на него зашипели, а я его схватил и выволок оттуда. Не понравилось мне это, нельзя так. Вот вам мои воспоминания.

Такие воспоминания есть, наверное, у многих. Мы же с вами и не пытаемся делать вид, что у православной церкви всегда все было отлично. Разные времена были. То в одну сторону нас кидало, то  в другую. Сейчас в обществе появилось стремление к воцерковлению…

Да это понятно, стремление такое есть. Надо же  приклониться к чему-нибудь. Была идеология, стремившаяся заменить церковь. Но безуспешно. А церковь, обряды, это очень хорошо. Потому что люди, когда чувствуют, что делают что-то правильно, они добреют. Ведь важен духовный результат.

Теперь вы в Москве живете, в столице церквей много, колокола звонят… Как чувствует себя на Пасху атеист?
 

Да, храмов много. Около моего дома тоже есть – деревянный, я его очень люблю.
Здесь есть момент идентификации. Когда мы все заблудились и не понимаем себя ни как нацию, ни как общество, каждый сам по себе, необходим момент общности. Поэтому у нас дома будут куличи. Потому что чувствовать себя просто землянами - это не продуктивно. Я бы рад, но это никак не возможно. А тут мы все чувствуем, что у нас общая история, религия.

Немного странно слышать это от атеиста…

А что атеист? Этот обряд огромное количество неверующих людей совершают. Я в этом ничего такого не вижу.

В России сейчас возрождается православие, церковь все больше проникает в жизнь государства, вы с этим, как атеист, согласны? Внутренних противоречий этот процесс у вас не вызывает?

Вообще, это огромный разговор. Его в одно интервью не уместишь
Вот смотрите - в Америке, в суде, человек клянется на Библии. И президент клянется на Библии. В многоконфессиональной стране, между прочим.

Потому что необходим нравственный базис?

Да плевать им на нравственность. Для государства церковь - это инструмент. Поэтому у нас они все, начиная с Горбачева, туда и повалили. И Путин и Медведев. Это «входит в стоимость». Я отношусь к этому фатально. Нормальное политическое лукавство. Зачем нервы драть?
Но я считаю, что никогда больше не будет у нас формулы «православие-самодержавие-народность». Какое уж там самодержавие? У нас есть группки, которые все время ссорятся между собой. Но в церковь ходят все. Потому что это просто. Вот когда никто не знает, а ты послал денег какому-нибудь бедствующему человеку, это сложнее, об этом никто не узнает. И скучно – пошел в сберкассу, перевел. А в церкви – заметно, церковь будет за дарящего молиться. Вон губернатор Аяцков соорудил часовенку – большой человек. Не на свои, скорее всего, деньги, да не важно.

Вы считаете, что люди сегодня не способны на самостоятельное милосердие?

Сейчас у нас общество настроено на шум и треск. А благотворительность подразумевает бескорыстие и тишину. Нет, если какой-то певец привез в интернат компьютеры, чтобы о нем поговорили – путь везет, гордится, пусть пишут. В любой форме это хорошо. Ведь есть такая вещь, как моральный пример. Может быть, еще кто-то захочет это сделать.

Говорят – русская душа христианка. Не согласны с этим?

Согласен. Кем бы я себя ни считал – атеистом или еще кем-то, абсолютно понятно, что я человек христианской культуры. И никакого противоречия в этом нет. Я же этому народу принадлежу. Я воспитывался русским - это данность и такая же данность, что я человек православной культуры. Вся моя основа с этим связана. И с какими бы религиями я не сталкивался, православие люблю больше, оно – свое. А ислам, даосизм, буддизм вызывают у меня настороженность. На уровне группы крови.

Герои ваших книг, сценариев, они тоже… не даосисты. И живут они не как даосисты и любят…

Мне тоже так кажется. Умом-то я понимаю, что это очень красиво - стремиться к умалению собственного «я», вертеться при этом вокруг своего пупа и через это прийти к добрым делам. Но как-то все это очень хитро-мудро, закомуристо – не мое. Ну вот не мое.
Я еще очень люблю Евангелие, идеи, которые там заложены. Образ Христа. Очень. Возможно, действительно, в этом спасение. Потому что кардинальное изменение постулата «око за око» на «подставь другую щеку», произошедшее две тысячи лет назад, раз и навсегда изменило мир. Око за око – это гибель. А христианство, как мировая религия, несмотря ни на что – инквизицию, войны – это созидание. Этот кодекс, записанный евангелистами, и построил то, что называется христианской цивилизацией.  
Никак не ожидала, что мы с вами дойдем до Евангелия
Ну а как иначе? На этом слишком многое строится. Например - как жить. Иначе мне нельзя. Я ведь литератор. Вне религиозных понятий ни одного нормального писателя в России не было и не должно быть. Это было бы, на мой взгляд, каким-то профессиональным увечьем.