vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
Интервью РГ о кино и забастовке американских сценаристов - Алексей Слаповский

Интервью РГ о кино и забастовке американских сценаристов

2008г.

Интервью Российской газете

(о забастовке американских сценаристов)



Российская газета / Как вы думаете, может ли такая же ситуация повторится в России?

Алексей Слаповский / Чтобы это было возможно, нужна крепкая профсоюзная организация. У них, насколько я знаю, существует ассоциация, представители которой, в том числе профессиональные юристы, отстаивают права голливудских сценаристов. Есть корпоративный эгоизм, а есть корпоративная, взаимовыручка, речь идет о втором явлении. О цеховой солидарности. У нас, как известно, были творческие организации, например, союз писателей, они и сейчас есть. Но статус у них другой, это теперь общественные организации. Я, как сценарист, — сам по себе, я нигде. Но с удовольствием вступил бы в профсоюзную ассоциацию, платил бы членские взносы. Поэтому такая ситуация у нас невозможна в принципе. По одиночке, что ли, мы будем свои права отстаивать?

РГ / Насколько защищены права сценариста?

Слаповский / Если говорить об авторских правах, то в России неразбериха полная. Простой пример. У меня, как прозаика и драматурга, есть агент за границей. Через него (вернее, через нее) я решаю все творческие, организационные и финансовые вопросы. Меня ничего не касается, агент отстаивает все мои права. Я бы очень хотел, чтобы и в России у меня были такие агенты, которым я мог бы доверять. Но их нет. Каждый работает в одиночку.
Если спросить нашего сценариста, то он скажет, что голливудские сценаристы с жиру бесятся. Не помню, какой процент они получают, пусть небольшой, но они его получают. А мы не получаем ничего. Не только сценаристы, но и режиссеры, художники, актеры. Фильм или сериал может быть многократно использован, но вот получает ли кто-то что-то — большой вопрос. Как бы авторское право сохраняется — пишут в титрах: такой-то режиссер, такой-то сценарист. И все на этом. Я еще не изучил новый закон, вступивший в силу 1 января этого года, который изменяет некоторые положения об авторских правах. Но, как мне сказали, теперь продюсеры имеют право отчуждать, говоря юридическим языком, сценарии, права на книгу навсегда.
Взяли сценарий, купили и что хотят, то и делают: выпускают на основе него книгу, компьютерную игру, все, что угодно. Автор получает разовое вознаграждение. Но это вознаграждение, уверяю вас, совсем не такое, как в той же Америке. Я не считаю пристойным, если говорить о себе, не за всех, жаловаться на судьбу, зная, как у нас в стране люди живут. Я сухую корку не глодаю, и совестно говорить, что вот дескать мало платят. Но ведь мало же.
Причем продюсеры, зная совестливость отечественных авторов, если мне только не кажется, что она есть, часто пользуются этим аргументом: не зарывайтесь, дескать, многие и того не имеют! Почему бы им себе в первую очередь это не сказать? Необходимы авторские права с пролонгацией, с процентами, потому что творческая работа - вещь странная. Сегодня сценарист пишет, у него есть силы, идеи, а завтра по независящим от него причинам работы нет. А на что жить? Это же творчество. Не знаю, есть ли у актеров какая-то гильдия, которая их защищает, но с ними та же история. Сколько мы знаем актеров, которые принесли советскому кинематографу, а потом и телевидению огромные барыши, потому что фильмы с их участием часто показывали. Некоторые продюсеры жалуются, что актеры совсем охамели и требуют большие деньги. Мало берут, еще больше надо брать. Сегодня актер работает, а завтра все может измениться. Все и так знают, в каком положении оказывались народные кумиры, такие, как недавно ушедший Кононов. Один из популярнейших актеров, фильмы с его участием крутились бесконечно. Жить бы человеку в достатке и покое. Но многие в сущности в нищете кончают свои дни. Вышел в тираж сценарист, режиссер, актер по творческим причинам или болезнь одолела. Что делать? Вот для этого и нужны защищенные авторские права и гарантированные проценты. Будет справедливо, если эти люди будут получать часть прибыли. А сейчас дело идет к тому, чтобы вообще беспрепятственно отчуждать у авторов их произведения. Какие уж тут проценты? Нам можно только завидовать американским сценаристам. Посмотрите, какая у них солидарность. Актеры заявили, что ни в коем случае не будут прорывать кордон, который собираются выставить сценаристы. Но пока продюсеры и руководители компаний не идут им на встречу, хотя возможные убытки исчисляются миллиардами долларов. Делиться не хочется, в этом все дело. Сценаристы и режиссеры в том, что называется кинобизнес и телебизнес, - наемные работники. Это же все-таки бизнес. Логика продюсеров простая: мы даем деньги, на них делаем кино, и мы им владеем. Конечно, есть способ защиты: завышать сумму гонорара. Но учитывая, что у нас очереди везде стоят, то этого человека просто отодвинут и за те же деньги и даже меньшие возьмут другого. Подешевле. Плохо напишет – мы поправим. Продюсеры об авторах не всегда высокого мнения, а вот о себе – всегда. Стопроцентно.

РГ / Как выстраиваются отношения продюсера и сценариста, насколько он свободен в своем творчестве?

Слаповский / Глобально говоря, никто не свободен от времени, в котором живет. Поскольку у меня три профессии, точно знаю, что сценарист менее свободен, чем прозаик или драматург. Я пишу книгу и мне не надо думать об охвате аудитории. У меня есть читатель, столько-то тысяч, и мне хватает. Я не автор бестселлеров, пишу то, что я называю нормальными книгами. Как драматурга меня тоже в первую очередь волнуют творческие вопросы. А как сценарист, хочу я или нет, но должен учитывать запросы аудитории. Кино, телевидение - процесс существующий в сегодняшнем дне. Крайне трудно писать сценарии в стол, они требуют воплощения. Хотя я могу позволить себе такую роскошь.
У меня написано довольно много сценариев именно в стол, на свой страх и риск, они ждут своего часа.
Есть зависимость от заказчика, большая или меньшая. Мне повезло, у меня она меньшая. За редким исключением все, что я делал, были мои собственные предложения, которые либо принимались, либо нет. Я по заказу не пишу. То, что произошло с «Иронией судьбы. Продолжение», - не заказ, а скорее предварительный сговор, да еще с применением технических средств. А если без шуток, то меня потрясает, насколько серьезно некоторые отнеслись к этому фильму: « Не замахивайтесь на святое!» Я, конечно, уважаю «Иронию судьбы», но святое у нас в церквах вообще-то.
Пока я имею возможность, если мне не нравится какое-то предложение, не принимать  его.
Но как только подписываешься на работу согласно современным условиям, так называемого продюсерского кино и телевидения, ты становишься наемным работником, где твое слово - не решающее. Многое зависит от масштаба личности и умения каждого в отдельности отстаивать свои права, образы, сюжеты. Либо послушно все выполняешь, либо идет напряженная работа по выработке консенсусов. При этом надо помнить, что все продюсеры обуреваемы амбициями. Если амбиции автора реализуются в самовыражении, то продюсерам интересно, чтобы их продукт съело как можно больше людей. Писать сценарии — интересная работа, но она другая, если сравнивать с сочинением прозаических текстов. Я четко понимаю, что играю в игру, вроде футбола, в которую в одиночку играть невозможно. Есть некоторые условия, и было бы лицемерно отрицать, что авторы их не соблюдают. Конечно же, соблюдают. Им же хочется, чтобы сценарий превратился в кино. У нас намного меньше хорошего кино, чем хотелось бы, потому что почти все продюсеры хотят угодить публике. Кино получается какое-то угодливое.
Если в основе не лежит идея творческая, вдохновенная, извините за высокопарность, хорошее кино не получится. Когда, еще не приступая к съемкам, уже начинают считать залы и нереальные прибыли, ничего хорошего не получается или получается крайне редко. Сначала творческая идея, креатив, а уж потом все остальное. Только когда продюсеры изначально думают о творческих вещах, может получиться хорошее кино.