vibrators for sale women sex toys best sex toys Best vibrater lesbian sex toys male sex toys vibrators for sale bondage gear adult products vibrater bedroom toys women toys bondage toys toys for adults sex toys vibrators for women cheap vibrators toys adults toys for couples lesbian toys male toys adult vibrators adultsextoys dick toys female toys quiet vibrators rabbit toys couples toys silent vibrators strap on toys masterbation toys buy strap on glass toys rabbit vibrater toys woman adult female toys toy saxophone

best rabbit vibrator for sale good vibrators for adult wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women good vibrators for women best rabbit vibrator for sale
НЕ НАДО НИЧЕГО ГОВОРИТЬ - Алексей Слаповский

НЕ НАДО НИЧЕГО ГОВОРИТЬ

НЕ НАДО НИЧЕГО ГОВОРИТЬ

            Туфьев пришел к Оле с задумчивым лицом.

            Олю это насторожило, но она промолчала. Надеялась – обойдется.

            Не обошлось: выпив, как всегда, крепкого кофе без сахара, Туфьев сказал:

            - Послушай…

            - Не надо! – жалобно попросила Оля.

            - Чего не надо?

            - Не надо ничего говорить! Разве нам без этого плохо?

            - Нам хорошо, - согласился Туфьев. – Но ты даже не знаешь, что я хотел сказать.

            - Меньше знаешь – лучше спишь, - вспомнила Оля любимую поговорку отца.

            - Ты боишься жизни? – мужественно догадался Туфьев.

            К чему он клонит? – подумала Оля и ответила:

            - Нет. Просто сохраняю свой внутренний позитив.

            - А вдруг я хотел тебе предложение сделать? Тоже не говорить?

            Оля чуть не заплакала. Если бы предложение, пусть бы так сразу и сказал. А теперь неизвестно. Скажешь ему: ладно, говори, а он вместо предложения что-то такое скажет, что всю жизнь будешь жалеть. Он ведь человек непредсказуемый. И странный – кофе пьет без сахара. Это невкусно, но Туфьев последователен: он практически не употребляет сахара и соли, остерегается острого и пряного, чурается алкоголя, бережет здоровье. Конечно, оно неплохо, но, если человек так мучает себя, можно представить, как он способен мучить других!

            И Оля сказала:

            - Не говори.

            - Ого. То есть вообще ничего не говорить?

            - Нет, вообще можно. А то, что собирался, этого не надо.

            - Да откуда ты знаешь, что я собирался сказать?! – вскипел Туфьев.

            - Пожалуйста, не кричи на меня.

            - Я не кричу, а просто голос повысил, потому что чушь какая-то!

            - Какая чушь? В чем?

            - В твоем поведении.

            - А что я такого сделала? – удивилась Оля.

            - Да ничего!

            - Нет, что?

            - Ничего!

            - Нет, я серьезно?

            Оля не любила, когда Туфьев обижался. Он мог обижаться долго, а Оля терпеть не могла того, что долго длится. Поэтому она вздохнула и сказала:

            - Ладно, говори.

            - Нет уж, спасибо, наговорился! - Туфьев встал и отвернулся к окну, сунув руки в карманы. – Так наговорился, аж голова болит! Какой полет мысли, какая полемика!

            - Ты хочешь о чем-то поспорить? – обнадежилась Оля. – Ей иногда нравилось спорить с Туфьевым на отвлеченные темы, то есть темы, не касающиеся их отношений.

            - А о чем спорить? – разочарованно спросил Туфьев. – Ладно, извини, я сегодня не в настроении. Не будем усугублять. Я пойду, ладно?

            - Это я тебе испортила настроение?

            - Нет. Ветром надуло.

            - Ты можешь сказать все, что хочешь.

            - Зачем? Кому это надо?

            - Мне.

            - Не смеши. Все, пока.

            И Туфьев ушел.

            С одной стороны, все получилось как-то не очень, с другой, Оля успокоилась. Неправду говорят, будто неизвестность страшна. Неизвестность – то, чего нет, а вот ясность может оказаться намного хуже того, что ты мог предположить.

            На ночь она по привычке просмотрела новости в интернете. Как обычно: там гражданская война, там теракт с человеческими жертвами, этот проворовался, а того избирают на четвертый срок. Полная тоска и безнадежность. А у нее пока все хорошо. Ну, или не вполне хорошо, но более-менее.

Тридцать первое октября две тысячи тринадцатого года